Австралийские приключения

Некоторое время назад Дмитрий Смиркин, глава пресс-службы «МегаФона» решил кардинально поменять свою жизнь, он ушел с работы и уехал изучать английский в далекую Австралию. Как это – учиться за границей и общаться только на английском, а также что приносит знание языка по возвращению в Россию – в нашем сегодняшнем интервью.  

За плечами Дмитрия работа с крупнейшими брендами страны, позиции регионального PR-директора и главы пресс-службы в компании «МегаФон». Но одним из самых ярких и необычных «мест службы» Дмитрий считает … учебный класс школы Kaplan в СиднееНа протяжении четырех месяцев наш герой добросовестно выполнял должностные обязанности прилежного студента, и сегодня может с легкостью наладить нужный контакт на международном уровне.

«После изучения английского в Kaplan такое впечатление, что стена, которая до этого разделяла меня с миром, вдруг исчезла, открывая новые возможности»

– Дмитрий, деловому человеку довольно сложно найти время, чтобы собраться, закрыть дверь офиса и уехать на четыре месяца в другую страну. Как вы приняли такое решение, и чем вам пришлось пожертвовать?

– На самом деле в тот момент у меня, действительно, было все хорошо с карьерой, была прекрасная зарплата и качественная жизнь. Но отсутствие языка меня все время подтачивало. Я то и дело спотыкался на этом. Не испытывал легкости в поездках, зависел от грамотности переводчиков при переговорах. И в какой-то момент я осознал, что если не сейчас, то никогда. Такие телодвижения надо совершать все-таки в здравом уме и трезвой памяти (улыбается).

Если честно, я даже помню, что стало последней точкой. Некоторое время назад я совершал поездку в Штаты, и после получаса безрезультатного общения сотрудники аэропорта Нью-Йорка написали на моем билете: This customer can speak only Russian (этот человек может говорить только на русском). Меня это очень задело. А поскольку я человек упрямый и гордый (смеется), то решение было принято.

Осталось выбрать место на карте. Выбирал я между Нью-Йорком, Лондоном и Сиднеем. И выбрал Австралию. Самую далекую, странную, а потому очень интересную.

«Австралия - это абсолютно другая планета. Незнакомая, нереальная, но невероятно комфортная»

Могу сказать, что она превзошла все мои ожидания. Абсолютно другая планета – незнакомая, нереальная, но невероятно комфортная.

– Почему вы предпочли рискнуть карьерой и отправиться за тридевять земель, вместо того, чтобы учиться «без отрыва от производства»?

– Мне не раз задавали этот вопрос. Даже моим близким это казалось, мягко говоря, неожиданным и непредсказуемым поступком. Но я как раз четко понимал, зачем я это делаю. Задачи было две. Во-первых, выучить язык, конечно. До того момента у меня была пара историй с разными преподавателями в разных школах «без отрыва от производства». И ни одна из них ничем не закончилась. Нужна среда, атмосфера, погружение в язык. Нужна банальная практика – только в разговоре язык перестает быть абстрактным набором правил и становится живым. А второй задачей было погружение в студенческую среду. Возможность пережить этот опыт самообразования, провести яркий языковой, эмоциональный и культурный эксперимент.

– Вы говорите, что неоднократно и безуспешно занимались языком дома. В школе ваш подход к учебе как-то изменился? Может, выработалась какая-то особая система запоминания фраз и правил?

– Есть такая фраза, которую нам педагоги постоянно говорили: «Хочешь начать говорить – начни говорить!» У меня и раньше не было каких-то особых внутренних зажимов, а в Австралии они окончательно исчезли. Во-первых, очень здорово, что на первом же уроке в Kaplan, во время теста, ты общаешься с другими студентами и видишь, что они точно так же карабкаются и подбирают слова. Что они на одном с тобой уровне, и не оценивают, а пытаются понять.

«Австралийцы – очень дружелюбный народ, и это тоже освобождает тебя от языковых страхов»

А во вторых, австралийцы – очень дружелюбный народ, и это тоже освобождает тебя от языковых страхов. Можно смело подходить к любому человеку, задавать любые вопросы, никто не будет шарахаться, все с готовностью поймут, подскажут и помогут. У меня была такая очень показательная история. Сел я как-то в обычный пассажирский автобус, ехавший по побережью, и слово за слово разговорился с водителем. Он, узнав, что я русский, рассказал все о своей семье, выспросил меня о моей жизни и работе, а закончилось тем, что он останавливался то там, то здесь на побережье и говорил: «Давай, вот тут, вот тут еще фото сделай! Смотри, какая красота!» Кроме меня в автобусе была еще парочка пассажиров, но никто, видимо, никуда не торопился, все спокойно ждали, когда я закончу. Даже представить себе не могу подобную ситуацию в Москве.

Еще очень интересно было наблюдать, как в первые дни пребывания в стране все четко очень понимали, что я из России, через месяц начали путать с сербами и хорватами, через три месяца – с немцами и французами, а к концу четвертого вообще не понимали, откуда я. Такая вот забавная динамика.

 – Как вам кажется, знание языка как-то повлияло на вашу карьеру?

– После возвращения в Москву я перешел на позицию PR-директора в крупной международной компании BORK, и знание языка сыграло свою роль в этом назначении. Очень важно, что сейчас в большинстве ситуаций я могу общаться с коллегами и партнерами без переводчика, а это всегда более тесный, комфортный и доверительный уровень общения.

Учась в школах Kaplan, вы заведете друзей со всего мира.
Учась в школах Kaplan, вы заведете друзей со всего мира.

Но я бы отметил и косвенное влияние, некий психологический момент. В процессе обучения студентам приходится находить общий язык с большим количеством новых людей, входить в их круг, знакомиться, выстраивать отношения. А с учетом того, что школы многонациональные, тебе приходится находить контакт с ребятами из самых разных уголков земного шара – Колумбии, Венесуэлы, Тайланда, Италии, и так далее, и так далее. Это невероятно полезный и интересный опыт вообще, а для человека моей специальности особенно. А знаете, что стало высшим пилотажем?

Однажды мы с друзьями – корейцами отправились в аутентичный корейский ресторан, и в какой-то момент они начали говорить со мной по-корейски! Просто забыли, что я из России, настолько мы легко и по-свойски общались. Не было абсолютно никаких неровностей. То же самое потом повторилось с итальянскими ребятами. В этом случае, кстати, я даже примерно понял смысл и смог ответить «si» (смеется).

– А как вам кажется, ваш профессиональный опыт помог вам в освоении языка? Все-таки PR – это тоже, в какой-то степени, языковая дисциплина…

– Думаю, да! Талант специалиста по PR заключается в том, чтобы создать интересную историю и правильно рассказать ее окружающим: журналистам, читателям, зрителям, сотрудникам компании. Умение мыслить образами, подключать эмоции и ассоциации – важное качество пиарщика. И оно, мне кажется, помогает в изучении языка. Еще и пиарщику, и лингвисту важны хорошая память и умение слушать. Это очень помогло в школе. За 4 месяца я поднял свои знания на два уровня: с Pre-Intermediate до Upper Intermediate.

– Это, действительно, большой успех! А как вы поддерживаете свой язык за пределами школы?

Последуйте совету Дмитрия, перечитайте вашу любимую книгу зарубежного автора на английском и вы почувствуете, как ваш лексический запас начнет пополняться ежедневно!

– Смотрю фильмы на английском с субтитрами, слушаю музыку, читаю. Это помогает улавливать оттенки значения слов, запоминать конструкции, устойчивые выражения и в то же время наглядно изучать грамматику. Вот сейчас, например, на моей тумбочке лежит «Бойцовский клуб». Надеюсь в ближайшее время начать читать!

Но есть еще один очень важный инструмент, который у меня появился, опять же, благодаря школе. Это общение с друзьями. У меня появились друзьям по всему миру, от Кореи до Германии! Вот только меня с днем рождения поздравил приятель из Саудовской Аравии. Еще два года назад я практически ничего не знал о его стране, а он не имел представления о Москве! Недавно я вернулся от своих итальянских друзей и буду рад, если они тоже приедут ко мне в гости. Подобные контакты абсолютно меняют мировоззрение. На все явления и события нашей жизни я смотрю уже с точки зрения «открытых границ».

– Как вы считаете, возможно так глубоко проникнуть в язык, чтобы заниматься пиаром в чужой стране?

– Да, у меня есть перед глазами примеры моих российских коллег, успешно устроившихся за границей. Но это, конечно, очень непросто. Общение ведь не ограничивается простым пониманием слов. Это и контекст, и юмор, и ассоциации, и пословицы с поговорками. Нужна постоянная практика и совершенствование. Не знаю, как будет дальше развиваться моя карьера, но оставлять изучение английского я не собираюсь. Все-таки язык – это ключ, которые открывает тебе двери государств, эмоций и человеческих душ. И чем больше учишься, тем больше понимаешь, что тебе есть еще, к чему стремиться.

 

 

Поделиться